This War of Mine

28 декабря, 2014
Раздел Игры

Первый проход, начальный состав: мародер Марко, футболист Павле и повар Бруно.

Начали выживать бодро – расчистили завалы в доме, построили кровати, верстак и радио. Марко ходил на вылазки, на рожон не лез, всегда возвращался с полным рюкзаком. Павле и Бруно начали латать дыры в стенах, смастерили кухонную плитку и самогонный аппарат. Помогали по мере сил соседям. В общем смотрели в будущее с оптимизмом.

На восьмой день Фортуна отвернулась от Марко – в одной из вылазок он был убит конкурентами за десяток досок и коробку запчастей.

Пришла учительница Света, которая любит детей. В доме порядки были строгие – никакого спиртного, курева и азартных игр, только классическая музыка на радио и книги для поднятия настроения. Весь алкоголь и табак предназначены к обмену на еду и лекарства. Повару такой расклад пришёлся не по душе и он начал хандрить. Света пыталась утешить его, но не удачно – Бруно побил её, пока Павле ходил на разведку. Женщина обиделась и покинула компанию.

Наступающий голод и болезни несколько приглушили моральные принципы и одной ночью Павле ограбил безобидную пару стариков в тихом доме. Он оставил им лишь самую малость еды и лекарств. На утро осознав, что натворил, Павле в смятении покинул дом и ушёл в неизвестном направлении. Много лет спустя стало известно, что в эту ночь его убили бандиты.

В одиночестве Бруно рубил доски на растопку, раздумывая хватит ли ему оставшихся, что бы смастерить себе гроб, как в дверь постучала Эмилия – в прошлом адвокат. Искра надежды на миг вспыхнула в сердце повара и он разрешил девушке остаться. Но депрессия зашла слишком далеко и пока Эмилия ходила с соседом к контейнеру с гуманитарной помощью, он повесился.

Оставшись одна Эмилия решила ни за что не сдаваться – провизии хватило бы на два, три дня, а это в сложившейся ситуации довольно долгий срок. И действительно, через пару бессонных ночей в дом явилась бойкая девушка Злата. Едва вселившись, Злата умело отбила нападение мародёров на дом, пока Эмилия ходила подлечиться в больницу. На следующую ночь Злата отправилась в турагентство,
чтобы набрать дров. К сожалению, бандиты услышали подозрительный шум, и для Златы и одного из преступников эта ночь стала последней.

Начало холодать. Еда дорожала. Нападения на дом не прекращались. Эмилия голодала и постоянно болела. Её начала одолевать депрессия. Пришли ополченцы, они искали соседа, за кражу гуманитарной помощи. Эмилия сначала отпиралась, но настойчивость мужчин и три банки тушёнки быстро развязали ей язык.

Появился Антон, старик семидесяти лет, учитель математики. Первым делом он построил печку буржуйку, в доме стало теплей, затем смастерил ловушку на мелкую живность. Консервы ещё не закончились, но нужно было готовиться к худшему.

По радио передавали важные новости – кофе упало в цене, а сигареты наоборот, резко подорожали. Погода становилась всё холоднее, запас дров медленно таял.
Два раза приходили соседи и делились едой.

Мародёры приходили почти каждую ночь, дом приходилось защищать дорогой ценой. Выручала больница, откуда-то у них всегда были бинты и лекарства, хоть они и жаловались, как им приходится трудно и что они скоро закроются. Больница не закрылась, но в одну из ночей, когда мародеры очень сильно порезали Антона, из-за уличных боёв к ней не удалось пройти. Пришлось израсходовать последний запас бинтов.

Нападения продолжались. Когда Эмилия оправлялась от ран, она осторожно выбиралась к оставленным домам, магазинам, школе и приносила нехитрую добычу, которой хватало, чтоб смастерить фильтр для воды и развести огонь. Несмотря на постоянный голод, болезни и раны, выживание превратилось в рутину, главное было не лезть на рожон.

Когда на радио заговорили о введение миротворческих войск, еды оставалось на неделю, а через неделю, когда войска вошли в город, её оставалось ещё на четыре дня.

Когда всё закончилось, Эмилия эмигрировала в Штаты и вновь занялась адвокатской практикой. Ночью её часто снятся кошмары. Антон, несмотря на возраст, нашел в себе силы вновь преподавать математику. Свете тоже удалось выжить в войне, но к преподаванию она не вернулась.

Из начального состава никто не выжил.