Дом у вокзала

Когда с вокзала Лихтенберг выезжаешь в восточном направление, например в Киев или в Марцан, то с правой стороны появляется этот яркий дом. Ситуация категорически несправедливая и обидная, особенно для гостей столицы. Когда в город въезжаешь, то эта стена остается невидимой позади поезда, а когда уезжаешь и она появляется на каких-то десять секунд, то уже поздно,…

Когда с вокзала Лихтенберг выезжаешь в восточном направление, например в Киев или в Марцан, то с правой стороны появляется этот яркий дом. Ситуация категорически несправедливая и обидная, особенно для гостей столицы. Когда в город въезжаешь, то эта стена остается невидимой позади поезда, а когда уезжаешь и она появляется на каких-то десять секунд, то уже поздно, нельзя выйти, пройтись, посмотреть вдумчиво, почитать пояснения на тумбе перед домом. Устраним это недоразумение и посмотрим, что изображено на картине:

Это случилось в Никарагуа двадцатого февраля 1978-го года. Во время всеобщей забастовки против диктатора Анастасио Самозо (поддерживаемого из цитадели демократии), в самом бедном районе города Масая, Монимбо, началось восстание. Население района, нищие и безграмотные индейцы, в отличие от других районов города, лишённые канализации, воды и электричества, а поэтому больше всех страдающие от болезней и смертей, начали баррикадировать улицы. Всё вооружение у повстанцев состояло из мачете, петард и нескольких пистолетов. Как известно, “коммунизм хуже, чем смерть”, поэтому сеньор Самозо приступил к сугубо демократическому наведению порядка. В район ввели войска состоящие исключительно из наемников — иностранцев, завербованных через газеты в США. Бои шли одну неделю, в итоге погибло более 350-ти повстанцев, преимущественно женщин и детей, правительственные войска потеряли 50 человек.

События той недели и изображены на настенном рисунке Мануеля Гарсии Мойи. Художник сам родом из Монимбо, создал его в 1985 году. Размером в 260 кв. м. это одно из самых больших произведений примитивизма. Мойа за сравнительно короткий период с 1980 по 1990 успел создать настенные полотна в восточной и западной Германии, Франции, СССР, Швейцарии, Дании и Италии.
В 2003 году, пришедшую в убогий вид картину в Лихтенберге, собирались при планируемом ремонте дома скрыть под тепловой изоляций, тогда бы её постигла судьба почти всех настенных картин Мойи. Но берлинцы, не были бы оными, если бы немедленно не организовали гражданскую инициативу по спасению произведения искусства. После долгих переговоров с сенатом города, хозяином дома и поиском инвесторов, рисунок был спасён. С 2004 по 2005 берлинский художник Герд Wulf и его гамбургский коллега Макс Михаель Хольст восстанавливали картину поверх новой изоляции дома, 30-го сентября 2005 её торжественно передали райну Лихтенберг. Небольшая площадка перед стеной получила на семидесятилетие никарагуанского художника имя его малой Родины – теперь это “Площадь Монимбы”.

В заключение: гражданская война с подавлением восстания не закончилась – в 1979 году Самозо был свергнут и бежал из страны. Революционеры заочно приговорили его к смертной казни, кара настигла его через год в Парагвае. Автомобиль Самозо был обстрелян из гранатомёта, а диктатор добит из автоматов. Один из нападавших был схвачен и позднее казнён, остальным удалось скрыться.

Источники:
Wikipedia
Wikipedia
http://www.berlin-fuer-entdecker.de/